gototopgototop
'
Статистика сайта

 

Главная Авторские стихи и сказки Анви Появ. Серия «Сказкина сказка» Приключения Полиэтиленового пакета

Приключения Полиэтиленового пакета

− Мяу-у-у, − услышала за своей спиной женщина и обернулась.

На тротуаре сидела пушистая рыженькая кошечка и призывно мяукала. Женщина уже хотела предложить ей колбаски, но вдруг, заметив молочную дорожку, тянущуюся за собой, вскрикнула и принялась перебирать продукты в пакете.

– Ну надо же, пакет с молоком оказался дырявым! И почему бы ему не потечь прямо в магазине?.. Я бы тогда хоть поменять его смогла. Нет, все как всегда: бутерброд, если падает, то исключительно маслом вниз, а пакет с молоком, если течет, то обязательно, когда выйдешь из магазина.

Женщина, ворча, принялась перетирать бумажным платочком и перекладывать в другой пакет продукты, залитые молоком. Потом огляделась по сторонам, и, увидев возле скамейки пластиковую крышку от коробки из-под торта, перелила туда молоко из прорванного пакета, а сам пакет быстро подсунула под крышку.

− Пей! − сказала она кошке. – Наверное, это молоко изначально было предназначено тебе, а я его взяла по ошибке.

Кошка тут же пристроилась возле коробки и принялась лакать, а женщина смотрела на счастливое четвероногое создание и думала: «Должен же и у кошек быть праздник». Потом, переведя взгляд на большой мокрый полиэтиленовый пакет, который так и продолжала держать в руках, задумалась: куда бы и его пристроить, не забирать же с собой? Мусорного контейнера поблизости не оказалось, и, недолго думая, женщина просто обмотала ручку пакета вокруг ветки сирени. «Просохнет, может, кому и пригодится», − решила она и пошла дальше. Пакет остался висеть на ветке, кошка продолжала лакать молоко, а время бежало вперед, словно его кто-то подгонял…

Вполне возможно, что так и было, потому что вскоре налетел сильный ветер, поднял облако из пыли и мусора, а потом, забравшись в оставленный на ветке сирени пакет, раздул его, словно парус, и отправился в нем странствовать по свету.

− Извините, − неожиданно обратился Пакет к своему спутнику, − хочу у вас поинтересоваться: мы движемся с определенной целью или просто убиваем время?

− Что значит – убиваем? – удивился Ветер. Он не привык к подобным вопросам. Ему чаще приходилось иметь дело с абсолютно безразличными к своей дальнейшей судьбе предметами, а сейчас вдруг у него появился собеседник.

− Видите ли, − продолжил свою речь Пакет, − я очень практичный предмет и предназначение всей моей жизни – помогать другим.

− Всей-всей жизни предназначение? – удивился Ветер.

− Ну да! – задумавшись на мгновение, ответил Пакет.

− Скажите, а когда-нибудь во время этой жизни у вас бывают моменты, когда вы никому не помогаете?

− Бывают, конечно.

− И чем вы занимаетесь в это время? – полюбопытствовал Ветер.

− Лежу где-нибудь, чтобы никому не мешать, − как-то слишком обыденно произнес Пакет, и этой «обыденной» интонацией вызвал у Ветра бурю эмоций и новые вопросы.

− То есть, в то время, когда вы никому не помогаете, вы просто никому не мешаете? Я вас правильно понял?

− Правильно, − несколько неуверенно ответил Пакет и задумался: «А что же я, и правда, делаю, когда во мне не нуждаются?» Но, не найдя другого объяснения, подтвердил уже сказанное ранее: − Я, позвольте представиться, − Пакет, полиэтиленовый Пакет, и предназначен для того, чтобы перемещать различные предметы на различные расстояния. Еще во мне можно что-нибудь хранить…

− Я все это понял, − перебил его Ветер. – Просто, когда мы с вами познакомились, вы… − Ветер подбирал слова, − перемещали куст сирени или его в вас хранили?

− Что вы, что вы!.. − раздув щеки, возразил Пакет. – Я просто висел на ветке сирени. Меня оставила женщина, потому что я был мокрым от молока, и нести меня домой ей было очень неудобно…

− То есть, от вас попросту избавились, потому что молоко, которое в вас перемещали или хранили, решило сбежать и тем самым подмочило вашу репутацию? Я правильно понял? – уточнил Ветер.

− Ой, как у вас все сложно, − вздохнул Полиэтиленовый Пакет. – У вас постоянно назревают вопросы… вопросы… Вы все пытаетесь понять, во всем найти смысл…

− А как же?! – удивился Ветер. – Иначе может появиться Нечто, в котором вообще нет никакого смысла. Вы ведь сами начали знакомство с поиска смысла в нашем с вами совместном движении по жизни.

− Не знаю, − устало ответил Пакет. Ветер начинал его раздражать, и Пакету захотелось поскорее избавиться от надоевшего ему попутчика. Тем не менее, вслух он произнес совершенно не то, о чем подумал: – Мы с вами абсолютно разные − вот у нас и цели разные, и польза от нас разная… От вас самого, скажем, какая польза?

− От меня? – возмутился Ветер. – От меня, если хотите знать, всегда только польза и есть.

− Что вы говорите? – съехидничал Пакет.

− А то и говорю… − и Ветер принялся перечислять все свои полезные и просто необходимые всем качества: − Я пригоняю тучи, чтобы полить землю – это раз. Разгоняю тучи, чтобы дождь не задерживался надолго на одном месте – это два. В жаркие дни я приношу прохладу – это три…

− То есть, − вмешался Пакет, − вы, как и я, что-то куда-то постоянно перемещаете?

− Ну, сравнили! – возмутился Ветер. – Я – тот, кто сам все перемещает, а вы – тот, кого все перемещают.

− Не вижу принципиальной разницы! – фыркнул пакет.

− Погодите-погодите, − возразил Ветер, – разница как раз принципиальнейшая! Вы, многоуважаемый Пакет, так и продолжали бы висеть на кусте сирени, если бы мне не вздумалось показать вам мир. Только вас, как я вижу, мир не очень-то интересует. У вас ведь абсолютно нет своей жизни: вы можете проживать только чужую и то до тех пор, пока в вас есть необходимость. И все же мне бы очень хотелось узнать, что же происходит в вашей жизни, когда она становится только вашей?

Пакету очень захотелось прекратить этот бессмысленный спор, однако он не мог найти безобидной причины, чтобы распрощаться с Ветром. Но тут все решилось само собой, если, конечно, такое вообще бывает. Мне, например, кажется, что никогда ничего не происходит само собой. Но я не настаиваю на своем мнении. А в случае с Полиэтиленовым Пакетом произошла самая банальная ситуация: он зацепился ручкой за металлический крюк под крышей дома, а Ветер, сделав вид, что не заметил этого, покинул Пакет и отправился своим маршрутом.

Поначалу Пакет почувствовал облегчение (Ветер порядком ему поднадоел), но потом им овладело странное чувство пустоты и непонятные мысли о том, что будет дальше и будет ли у него вообще это «дальше». Однако долго пребывать в одиночестве Пакету не пришлось: внутри него что-то затрепетало, забилось, а потом, слегка щекоча его, притихло.

Пакет заглянул внутрь себя и… замер от восхищения: там, в глубине, помахивая крыльями, сидела восхитительная Бабочка. Пакет собрался с духом и обратился к очаровательной гостье.

− Здравствуйте, прекрасное создание. Скажите, пожалуйста, как долго вы сможете здесь задержаться?

− Ой! – вскрикнула Бабочка и забила крылышками, пытаясь пробиться к выходу.

Испугавшись, что гостья покинет его так быстро, Пакет несколько подогнул края внутрь и попытался успокоить Бабочку.

− Я вовсе не хотел напугать вас. Просто мне подумалось, что если у вас есть время, вы могли бы задержаться, а то и вовсе устроить себе здесь жилище. Я был бы несказанно счастлив, если бы смог стать вашим убежищем. Я бы защищал вас от врагов, я бы…

− Ы-ы-ы, − раздались всхлипывания внутри Пакета. – Не надо про врагов, прошу вас! Я и так чувствую себя ужасно глупо.

− Что вы, что вы! – возразил Пакет. – Этого просто не может быть, чтобы такая красота была глупа.

− Еще как может, − всхлипнула Бабочка. – Вы даже представить себе не можете, в какую скверную историю я попала. Вся моя жизнь теперь насмарку… − гостья взяла себя в руки и продолжила: − Знаете ли вы, сколько преград приходится преодолеть бабочкам, чтобы обрести красоту и воздушность? Одной жизни для этого недостаточно. Только представьте себе: малюсенькие горошинки под листьями деревьев или крапивы – это кладки яиц, из которых вскоре выползут непривлекательные гусенички. Чтобы расти и набираться сил, они примутся поедать эти листья. Так гусеницы будут накапливать запасы еды для бабочек, в которых со временем превратятся. Но, прежде чем произойдет это удивительное превращение, гусеницам предстоит стать ужасным коконом, больше похожим на древнюю мумию. Сложно представить себе, что внутри этого кокона происходят удивительнейшие метаморфозы, по окончании которых на свет появится парящий над землей цветок. И вот я – тот самый парящий над землей цветок. А теперь спросите меня: почему, преодолев все преграды на пути обретения этой неземной красоты, я не чувствую радости?

− Почему же вы ее не чувствуете? – растерянно повторил вопрос Пакет и вновь заглянул внутрь себя.

− А потому-у-у… потому-у-у… − зашлась в рыдании Бабочка, − что я самое бессмысленное существо в мире.

− Как? – вскрикнул Пакет. – Не может этого быть! Слышите: за всю свою жизнь я не испытывал ничего подобного, как после встречи с вами. Один только взгляд на вас окрыляет меня самого, и восхищение вами вырастает до такого предела, что я даже начинаю опасаться за свою целостность.

− Просто вы ничего обо мне не знаете. Видите ли, когда я была гусеничкой, мне было так невыносимо плохо в этом ужасном теле, что я решила: сделаю все возможное, чтобы никто не видел моего позора. Я научилась так ловко прятаться под листьями, что для всех окружающих словно и вовсе перестала существовать. Понимаете, если бы меня, пока я была гусеницей, склевала какая-нибудь птица, то тогда все решили бы, что так и надо этому уродцу – не будет собой мир обезображивать. Знали бы вы, как я боялась бесславно сгинуть! И вот, когда мне удалось пройти весь путь превращения из мерзкого червя в то, чем вы сейчас восхищаетесь, я напрочь забыла об осторожности. Я парила, я бросалась в лицо всем и каждому: «Смотрите! Восхищайтесь! Где еще вы сможете увидеть такую божественную красоту?!» И вдруг, когда я присела на цветок, на меня налетела какая-то птица, которой абсолютно безразлично, что из-за ее прожорливости мир может лишиться такой красоты. Правда, мы, бабочки, перед лицом опасности всегда резко взмахиваем крыльями – это на мгновение отвлекает или даже пугает противника, а нам дает возможность спастись. Однако на этот раз я выбрала не совсем удачный цветок для отдыха, точнее, не цветок, а место, где он рос. И вот, когда птица попыталась оборвать мою яркую жизнь, я взлетела, но – увы! − цветок рос рядом с огромным разросшимся лопухом, и, ударившись о его лист, я просто упала вниз. Птица приближалась. Я уже представила себе, как бью крыльями, зажатая в ее клюве. Понимая, что спастись не удастся, я взмолилась. Я стала рассказывать невежественной птице, как сложен был мой путь к красоте, как я пряталась, не видя белого света, чтобы обрести красоту, и как, обретя ее, принялась дарить всем вокруг. Конечно, я забыла о мерах предосторожности, но ведь красота моя для всех, и для птиц в том числе. И что бы вы думали, мне ответила птица?

− Что? – не в силах скрыть нетерпение поскорее узнать финал истории, спросил Пакет.

− Она… − Бабочка всхлипнула, − она сказала: «Замечательно, что вы рассказали мне вашу историю. Теперь я не стану вас есть и предупрежу всех птиц, чтобы и они этого никогда не делали».

− Я восхищен поступком этой птицы! – с дрожью в голосе произнес Пакет.

− Чем вы восхищены? Птица отказалась меня есть потому лишь, что, как она выразилась, никогда не видела более глупого существа, которое мечтает только о том, чтобы красоваться перед други-и-и-и-ми… Что я – созда-а-а-ние, способное большую часть своей жизни потратить на то, чтобы всего лишь несколько мгновений ловить на себе восторженные взгляды окружающи-и-их… − Бабочка зашлась в рыдании. – Жестокая птица сказала, что никогда больше не станет есть бабочек, чтобы случайно не заразиться их глупостью-ю-ю…

− Постойте, постойте! Да успокойтесь же, наконец! – крикнул Пакет. – За своим стремление показать себя миру вы абсолютно забыли о том, что должны сделать в своей жизни. Ведь есть же еще какой-то смысл вашего существования?

− Смысл? – удивилась Бабочка, и тут же воскликнула: − Конечно, смысл! Как хорошо, что мы с вами повстречались. Я совершенно забыла, что если не успею отложить кладку яиц под листьями, род бабочек может прерваться, и тогда навсегда исчезнут парящие над землей цветы.

− Так что же вы медлите?! – заволновался Пакет. – Выбирайтесь поскорее и отправляйтесь зарождать чудо, которое пробуждает в смотрящих на него такое удивительное состояние души, что вдохновляет на самые светлые и красивые поступки.

Сказав так, Пакет развернул края, чтобы гостье было легче выбраться из него, и Бабочка тут же упорхнула. Пакет остался один, и вдруг сознание его пронзил вопрос, не так давно заданный Ветром: «Что происходит в вашей жизни, когда она становится только вашей?» От этого воспоминания Пакет как-то сжался весь. Ему почему-то стало страшно представить свое будущее. На мгновение его посетила мысль, что, когда его жизнь начинает принадлежать исключительно ему самому, он становится… мусором. От осознания этого он содрогнулся и сжался еще больше. «Ну вот, − подумалось ему, − Ветер был прав: всегда нужно понимать, что представляет твоя жизнь сама по себе, а не только тогда, когда другие составляют о ней свое представление. И что же мне теперь делать − ведь я даже не ветреная Бабочка? Я не смогу произвести себе подобных…» Но тут мысли Пакета оборвались, точнее он сам их оборвал вопросом к самому себе: «А почему, собственно, я не смогу иметь продолжение? Если не задумываться о своей жизни, то тогда, конечно, ни о каком продолжении и речи быть не может. Но если хорошенько подумать…»

Пакет впервые в жизни по-настоящему задумался над смыслом своего существования и вдруг услышал бодрый голос Ветра:

− Ну, что, бедолага, грустишь? Думаешь, конец тебе пришел?

Пакет несказанно обрадовался возвращению Ветра. Он тут же расправил плечи, раздул щеки и радостно произнес:

− Как же я рад тебе, дружище!

− Вот это да! – удивился Ветер. – А я думал, ты обрадовался, что удалось избавиться от меня?

− Честно скажу, − не покривил душой Пакет, − поначалу так и было, но сейчас ты нужен мне как никогда.

− А что стряслось-то? – испугался Ветер.

− Я где-то потерял смысл своего существования. Ты ведь не зря спрашивал меня, чем наполняется моя жизнь, когда становится только моей? Ты еще при первой нашей встрече все понял? Что ж, ты был прав − я абсолютно пуст. Это очень горько осознавать, еще страшнее – принять это как неизбежность. Так что мне бы очень хотелось отыскать потерянный смысл моего существования…

− Вот-ты-о-че-е-ем, − нараспев произнес Ветер. – Так за этим-то я и вернулся!

− Ты его нашел?! – обрадовался Пакет.

− Думаю – да! Полетели?

Ни одного мгновения не колебался Пакет и даже не задал Ветру ни одного вопроса. Ветер же решительно сорвал Пакет с крюка и увлек с собой. Когда Пакет пролетал над городом, он успел поймать на себе несколько восторженных детских взглядов. «Наверное, − подумалось ему, − они понимают, что я лечу возвращать обратно потерянный мною смысл существования». Эта мысль окрыляла Пакет, и он наслаждался полетом, с каждой минутой сокращающим его путь к самому себе.

И тут Пакет стал замечать, что скорость его полета начала снижаться, и вскоре он оказался на земле. Оглядевшись, Пакет заметил здания с возвышающимися над ними дымящими трубами и понял, что оказался на территории какого-то производства. Отыскав глазами вывеску над дверью, он прочел: «Завод по переработке полиэтилена». Следующую мысль, пришедшую ему в голову, Пакет не успел удержать, так как, проходившая мимо работница, подняла его со словами: «Ну вот, еще один бедняжка не захотел стать мусором. Что ж, пойдем со мной, и твоя жизнь вновь обретет смысл».

От уверенности женщины Пакетом овладело чувство тревоги. Он моментально отыскал глазами Ветер, покачивающийся на ветках деревьев, и взглядом спросил его:

− Ты думаешь, я поступаю правильно?

И Ветер так же взглядом ответил ему:

− Я в этом абсолютно уверен…




…Прошло время и новые упаковочные пакеты, полиэтиленовые канистры и трубы, комбинированные черепица, плитка и множество других необходимых человечеству вещей вышли за ворота перерабатывающего завода. Наш Пакет обрел другую жизнь, и теперь, если бы его спросили, в чем смысл жизни, он бы наверняка ответил: «В ее продолжении…»

 
Интересная статья? Поделись ей с другими:

 

Последние новости

Популярное