gototopgototop
'
Статистика сайта

 

Главная Авторские стихи и сказки Анви Появ. Серия «Сказкина сказка» История, которой могло не быть…

История, которой могло не быть…

Прежде чем рассказать эту историю, попрошу вас предположить: кто, на ваш взгляд, никогда не сможет стать героем сказки?

…Ничего себе, сколько абсолютно несказочных персонажей нас окружает! Не знаю, как вам, а мне стало грустно от такого количества заурядностей. И знаете, я вполне могла бы с вами согласиться, если бы не была знакома с некоторыми «несказочными» героями, которые не просто попали в сказку, а сами ее и создали.

Про один такой персонаж – Полиэтиленовый Пакет − я вам уже рассказала. Разве можно после всего, что с ним приключилось, говорить, что он не сказочный. Ведь сказка – это удивительные приключения, а с нашим героем их произошло столько, что он изменился не только внешне, но и внутренне.

Вы уже пытаетесь угадать, кто следующий несказочный сказочник? Ну что ж, не буду вас дальше интриговать − слушайте…

В одной самой обычной семье начала регулярно происходить одна несколько омрачающая жизнь ситуация: время от времени выдвигался сам по себе один из ящиков кухонного стола.

«Ну что это за неприятность?» − справедливо заметите вы, но… все не так просто!

Любую техническую неполадку, если руки и голова на месте, всегда можно устранить − правильно?! А если руки и голова на месте, а неполадку устранить не удается. А? Да еще не просто не удается, а вообще не удается никакими ухищрениями заставить шуфлядку работать так, как положено.

Больше всего эта ситуация огорчала взрослых, потому что такое поведение шуфлядки говорило о том, что хозяева – люди не очень-то домовитые. А каким хорошим хозяевам может понравиться такая характеристика? Вот то-то же! И пока рукастые и головастые взрослые искали средство от «самовыдвижения» шуфлядки, маленькая Полинка пошла другим путем − стала наблюдать, изучать и искать подход.

И что же в итоге?

А вот что: заметила Полинка, что выдвигается упрямый ящичек только тогда, когда речь заходит о чем-то необычном, новом, когда рядом с ним начинают происходить некие события (для кого-то, может даже, заурядные) – в общем, ящичек выступает вперед всякий раз, когда случается что-то, чего раньше не было. Любому из вас, кому не безразлично все происходящее вокруг, эта ситуация вполне знакома. Вы ведь и сами часто отправляете свои очаровательные носики туда, где, как вам кажется, им будет что учуять. И Полинка, заметив подобную особенность шуфлядки, захотела проверить свои подозрения. Однажды, когда взрослые перебрались в комнату, она взяла свои карандаши, лист бумаги и, присев за кухонный стол, принялась рисовать. Девочка рисовала и тихонечко так комментировала:

− Небо сделаю ярко синим. Пусть на моем рисунке будет хорошая погода, − она несколько повела глазами в сторону шуфлядки, но та была на месте. «Ладно, − подумала про себя девочка, − посмотрим, что дальше будет?» А вслух сказала: − В такую чудную погоду обязательно нужно выбираться за город. Значит, я буду рисовать озеро, − Полина взглянула на шуфлядку – без изменений. − Рыбака в лодке нарисую, − так же! – И вот он уже тянет таку-у-у-ю… − на этих словах шуфлядка несколько выдвинулась вперед, и тут Полина добавила интриги: − Ой! Да это же не рыба! Это самый что ни на есть… − шуфлядка, забыв об осторожности, решительно двинулась вперед, чтобы самой поскорее увидеть, что же вытянул рыбак, но тут Полина подскочила к ней и выпалила: − Здравствуйте любопытно-любознательная Шуфлядка!

И от неожиданности, Шуфлядка ответила вполне закономерно:

− Здравствуй, Полинка.

− Как поживаете? – поинтересовалась девочка и заглянула внутрь.

Внутри кухонного ящичка она увидела ложки, вилки, ножи. Полина и так знала, что лежит в нем, но заглянула, скорее, по привычке.

− Я… в общем-то… нормально поживаю. А что? – в свою очередь уточнила Шуфлядка − она еще никак не могла прийти в себя от того, что ее рассекретили.

− Да ничего, − ответила Полинка. – Мне просто показалось, что взрослым не просто так не удается заставить вас не выдвигаться – победить ваш интерес к происходящему вокруг невозможно. Ведь так?

− Я сама себя выдала − очень глупо! – вздохнув, произнесла Шуфлядка. – Теперь все знают, что я не просто шуфлядка, а…

− Шуфлядка-путешественница, − выпалила Полинка. – Не переживайте: вы мое открытие, и я этим открытием пока еще ни с кем не делилась.

− И не надо делиться, − взмолилась Шуфлядка. – Мне и так неловко перед подружками: они вон, все нормальной шуфлядочной жизнью живут, а я… Знаешь, − обратилась она к девочке с каким-то особым доверием, − я ведь тоже была шуфлядка шуфлядкой, а тут вдруг ложки растрезвонились: «Ох, и что это за суп был сегодня! Не суп, а просто наслаждение какое-то». Вот с того чудо-супа все и началось. Мне стало нестерпимо интересно, что происходит снаружи? Но дальше кухни мне все равно не выбраться. Вот я и улавливаю всевозможную информацию, как только удается. Большинство новостей мне, конечно же, приносят столовые приборы, но однажды – ты не поверишь! – ко мне попали две прищепки. Одна из них была деревянной, а другая пластмассовой. Какой у них спор вышел − ты бы послушала! А послушать, и правда, было что.

− Что? Что вам рассказали прищепки? – с каким-то особым нетерпением спросила Полинка.

− Ты действительно не знаешь их историю? – удивилась Шуфлядка.

− Не-а, − ответила девочка и подсела поближе, чтобы все хорошо расслышать.

− Хорошо, я расскажу тебе, что узнала от прищепок, а тебя попрошу взять надо мной шефство.

− Какое еще шефство?

− Образовательное, − вздохнув, ответила Шуфлядка. – Ты вот назвала меня путешественницей, а я… − смех один, а не путешественница. Я не просто домоседка, а домоседка по рождению и даже, если хочешь, по приговору. Но если бы ты смогла мне показать мир…

− Вы предлагаете мне брать вас с собой в путешествия? − усмехнулась Полинка. – Забавно я буду выглядеть: все с чемоданами и рюкзаками, а я – с шуфлядкой.

Полинка залилась озорным смехом, а Шуфлядка, вероятно обидевшись, стала задвигаться обратно.

− Ну-ну-ну, − схватившись за ручку, спохватилась девочка. − Обиделись, что ли? Извините. Я просто… Ну это правда смешно. Хотя… − Полинка призадумалась, − я, кажется, придумала, как показать вам мир…

− Как? – воскликнула Шуфлядка и тут же максимально выдвинулась вперед.

− А-а-а, вот вы какая нетерпеливая! – покачала головой Поля. − Сначала выполните свое обещание, а потом я отправлю в путешествие вас.

− Ты действительно хочешь знать историю прищепок? – удивилась Шуфлядка. – Мне кажется, что жизнь таких незначительных вещиц может быть интересна только… − Шуфлядка подбирала слова, − таким бедолагам, как я.

− Что вы! Это ведь новости, как говорится, из первых уст – «Автобиографии прищепок». А?! Как? Здорово?

− Наверное, я в этом просто ничего не понимаю. Но если для тебя история прищепок действительно очень важна, я постараюсь рассказать ее во всех подробностях. И, приняв удобное для себя положение, Шуфлядка принялась рассказывать…

«Как-то раз меня открыли, и на дне своем я ощутила два легких удара от падения небольших вещиц. Звук от приземления одной из них был глухим, от другой – более звонким. Конечно же, я сразу поняла, что это новички, но знакомиться с ними не спешила: очень хотелось понаблюдать и послушать, а если сразу обозначить свое присутствие, то, попадись какой-нибудь очень застенчивый или пугливый гость, можно и вовсе ничего не узнать. Так вот, я повела себя так, словно меня и вовсе не было, а были только они: две прищепки – деревянная и пластмассовая. При первом же взгляде на них мне стало понятно, что деревянная прищепка либо постарше своей спутницы, либо просто очень потрепана жизнью и обстоятельствами. Пластмассовая выглядела очень живо, бодро и ярко – оранжевый цвет придавал ей оптимизма, которого так не хватало моим постоянным обитателям: все столовые приборы всегда чопорны, строги и с металлом в голосе. Я стараюсь никогда не встревать в их разговоры, так как не могу быть для них равным собеседником… Прищепки же и вовсе показались мне гостями с другой планеты. Так вот, встретившись на дне, они сразу же принялись общаться.

− Здравствуйте, уважаемая, − первой поздоровалась Пластмассовая. – Надо же, в каком удивительном месте довелось встретиться.

− Ну, это вас могут удивлять подобные места, − несколько надменно ответила Деревянная. – Мне же за свою жизнь приходилось оказываться в таких невероятных местах, что вам и представить сложно. А мои предки и вовсе…

− Что? – рассмеялась Пластмассовая. – Ваши предки? Позвольте узнать, чем ваши предки отличаются от моих?

− На что это вы намекаете? – с плохо скрываемым возмущением уточнила Деревянная. – Не хотите ли вы сказать…

Но Пластмассовая, не дав ей договорить, утвердительно ответила:

− И-мен-но! Я хочу сказать, что мы с вами родственники (не будем уточнять степень родства), так что и предки у нас об-щи-е! Так-то вот!

− С чего это вы взяли?

− Ну как же: мы – прищепки. Разного в нас только… самая малость – дерево и пластмасса, а предназначение, прошлое, настоящее и… (если хотите) дух – прищепочные. И как бы вам не хотелось доказать обратное, этого у вас не выйдет.

− Это еще почему?

− А потому! Вот смотрите: мои предки появились еще в глубокой древности и выглядели совершенно иначе. Они представляли собой две щепки, перевязанные высушенными жилами животных, − сказала со знанием дела Пластмассовая.

− И мои так же, − подхватила Деревянная.

− Вот видите. А еще, − продолжила миролюбивая Пластмассовая Прищепка, − тогда же, в древности, их использовали не только для того, чтобы белье не спадало с веток, на которых его развешивали, но и вместо пуговиц и заколок для волос. Что вы на это скажете?

− А то и скажу, − растерянно промолвила Деревянная, − что и в биографии моих предков тоже были подобные факты.

− Вот! – радостно воскликнула Пластмассовая.

− Нет, не вот! − возразила Деревянная, и тут же добавила: − Дело в том, что именно моим предкам в 2010 году в Бельгии в городском парке Чаудфонтаине как незаменимому предмету быта был поставлен высоченный шестиметровый памятник. Да-да-да! Вы не ослышались – памятник деревянной прищепке!

− Замечательно, что вам известен этот факт! – еще более оживилась Пластмассовая Прищепка. − Но, если быть абсолютно точными, это не столько памятник прищепке, сколько попытка художественного преподавателя из Турции Мехмета Али Уизэла таким образом показать человеку, как зачастую необоснованно своей пагубной деятельностью он угнетает природу и деформирует землю-матушку … И не удивительно, что из всех предметов быта (по мнению создателя памятника!), только прищепка способна верно передать идею необходимости бережного отношения к окружающей среде. Вы только вспомните эту скульптуру − огромная деревянная прищепка, защемившая покрытую травой складку на теле земли.

− Вы прекрасно осведомлены, − с неким удивлением, отметила Деревянная Прищепка.

− А как же?! Только, коль скоро речь пошла об увековечении прищепки, хочется заметить, что вы, уважаемая, забыли упомянуть, что еще в 1976 году на городской площади в американском городе Филадельфия был возведен пятнадцатиметровый памятник прищепке. Если помните, то скульптор, создавший его, Клаус Ольденбург, слыл человеком несколько чудаковатым. Хотя, почему чудаковатым? Возможно, он просто самый благодарный из всех людей, иначе бы не создал такие удивительные скульптуры многим обыденным предметам быта: лопате, совку, венику, зубной щетке и… даже яблочному огрызку. Думаю, он понимал, что все эти предметы проживают свои жизни, и проживают их на благо людям. А потому человечеству было бы крайне несправедливо делать вид, что жизнь этих скромных помощников, словно и не существует. Возможно, она просто не такая, как привыкли представлять себе жизнь люди?.. А-а-а, вот еще – вспомнила: ведь история памятника прищепке в Филадельфии уникальна и тем, что имеет свою легенду…

− Все верно, − перебила ее Деревянная. – Считалось, что этот памятник воздвиг богач, сколотивший свое состояние на производстве прищепок. А что: мне, например, эта версия больше по душе, хотя Клаусу Ольденбургу все мои предки не менее признательны.

− И мои предки в этом вопросе с вами абсолютно солидарны! – воскликнула Пластмассовая. – Тем более что принцип прищепки давно уже вышел далеко за рамки «белья и веревки». Сколько всевозможных предметов крепится путем «прищипывания», а знаменитый дизайнер Ора-Ито1 создал лампу-прищепку Everywhere. Каждый из ее длинных концов − это корпус из термопластика для миниатюрных люминесцентных ламп, которые лишь слегка нагреваются. Поэтому лампу-прищепку можно цеплять не к полке или спинке кровати, а прямо к книге или подушке. А сколько всевозможных кукол, магнитов на холодильники и разнообразной мебели для кукольных домиков умудряются делать из прищепок умельцы. А еще есть люди, которые коллекционируют прищепки…

− Точно! – с возрастающим азартом перехватила инициативу Деревянная. – Чего только эти люди не коллекционируют?! А дизайнеры Йов Зив и Гэд Черни отдали предпочтение именно прищепке и, должна признать, − несколько понизив голос, продолжила она, − они коллекционируют не только нас (деревянные прищепки), но и металлические, и пластмассовые прищепки невероятно разные по размерам, форме и цвету. В их коллекции даже имеются прищепки с блестками, отверстиями и зажимами, прищепки в виде рыбок, животных и человечков… Была я как-то на одной из их выставок, с которой они путешествуют по свету. Вы не поверите − там действительно несколько сотен разнообразных прищепок!

− Так что нам с вами, уважаемая, есть чем гордиться… − подвела итог Пластмассовая.

− Значит, мы действительно родственники? – уже более дружелюбно уточнила Деревянная Прищепка.

− Ну, наконец-то: и мы с вами, и наши металлические собратья. Просто все мы появлялись в свое время, а суть и предназначение наши остались прежними. Так что нечего нам с вами делить и искать различия. Это ведь здорово, что мы родственные души. Просто, люди постоянно принимаются усовершенствовать то, чем совсем недавно восторгались. Сначала они придумали, как сделать деревянные прищепки более удобными, нежели просто две щепки, перевязанные жилами, потом заметили, что дерево постепенно темнеет от влаги и на одежде остаются следы от зажимов. Тогда инициативу перехватили металлические прищепки, прищепки из проволоки, а за ними, где-то в 1970-е годы из переработанных пластиковых отходов стали отливать различные по форме и принципу зажима их пластмассовых родственников. И что же: на этом человечество успокоилось? Не тут-то было! Вскоре и у этих прищепок отыскались минусы: от морозов пластмассовые прищепки становились более хрупкими и быстро выходили из строя. И тогда многие хозяйки стали вновь отдавать предпочтение прищепкам металлическим. Хотя, несмотря ни на что, у каждого вида наших собратьев по-прежнему имеется своя армия поклонников.

− Что ж, со всеми этими доводами сложно не согласиться, − наконец сдалась Деревянная. – Давайте тогда и мы держаться друг друга.

− Я-то не против, только ведь нас никто и спрашивать не станет, когда появится надобность в ком-то из нас. Так что давайте-ка просто прекрасно проведем время вместе: припомним, где бывали, что видели…»

− Ничего себе! – прервала Полинка рассказ Шуфлядки. − И вы еще жалуетесь на свою ограниченную жизнь?! Не сходя с места, вы сумели узнать гораздо больше, чем я! Да-а-а, вы мне такого понарассказывали… Расскажу теперь всем − вот удивятся!

− И все же, − оборвала Шуфлядка рассуждения Полинки, − мне хотелось бы напомнить тебе о твоем обещании…

− Показать вам мир? – уточнила девочка.

− Угу.

− Я думаю, есть способ, который поможет нам обоим узнать побольше о природе вещей…

− И это?.. – нетерпеливо поинтересовалась Шуфлядка.

− Что ж: я стану периодически подселять к вам гостей, они будут откровенничать, а вы потом будете со мной делиться информацией об их жизни. Здорово?

− Здо-о-о-оро-во!.. – обрадовалась Шуфлядка. – Значит − конец постоянному перезвону столовых приборов! Да здравствует мир открытий!

− А знаете, уважаемая Шуфлядка, − задумчиво произнесла Полинка, − я подумаю еще и над тем, как увековечить вас для истории… Думаю, вы этого заслуживаете никак не меньше, чем прищепка или яблочный огрызок…

− Меня?! – воскликнула Шуфлядка и так подалась вперед, что чуть не высыпала на пол всех своих постояльцев.

− Конечно, Вас, но это будет уже совсем другая история…

Полинка принялась собирать со стола свое рисование, потом вдруг призадумалась и, взяв шариковую ручку, цветной карандаш и ластик, положила их в приоткрытую Шуфлядку.

− У вас новые постояльцы, голубушка! – звонко воскликнула девочка, задвинула кухонный ящик и, удаляясь в комнату, бросила на ходу: − Я попозже загляну к вам… поболтать…

Если бы в это время на кухне был еще кто-нибудь, он мог бы заметить, что со стороны улицы на подоконнике примостились два существа. Были они похожи то ли на растрепанных птиц, то ли на древних путешественников, облаченных в свободные плащи-накидки с капюшонами, но без рукавов. Мы же с вами точно можем сказать, что это ни кто иной, как Сказка с Присказкой. Они невольно стали свидетелями беседы девочки с шуфлядкой, и решили, что в их мешке сказок этой «Истории прищепок» самое место. Прихватив ее с собой, они отправились дальше, но еще не раз вернутся сюда за новыми сказками о незаменимо-неприметных вещицах, которые по праву будут назваться «Сказки из шуфлядки»…

1 Псевдоним известного французского дизайнера Ито Морабито. Родился в 1977 году.

 
Интересная статья? Поделись ей с другими:

 

Последние новости

Популярное